Интервью История

«Скажи мне правду: я умер и уже на небесах?» Род Хатчинсон

Во время последней сессии на Рейнбоу, ночью в четверг, как раз перед твоим приездом, в течение получаса я поймал чешуйчатого карпа весом 47 фунтов и зеркального на 48 фунтов (знаю, что по меркам завсегдатаев озера это вовсе не монстры). Вернулся в кровать, но заснуть уже не мог, поэтому пошел к Малли, пошлепал его по щекам, чтобы разбудить, и спросил: «Скажи мне правду: я умер и уже на небесах?». Это был памятный момент незабываемой сессии в чудесном месте – возвращаться домой мне не хотелось!

Окончание большого интервью Рода Хатчинсона Тиму Пейсли, опубликованного в журнале Carpworld в 2011 году.

Часть 1 — здесь: http://carpfishing-media.com/2015/02/11/rod-hatchinson-interview/

Часть 1 — окончание — здесь: http://carpfishing-media.com/2015/02/19/rod-hatchinson-interview-chast-1-final/

Часть 2 начало — здесь: http://carpfishing-media.com/2015/03/17/hatch-interview-2/

Род Хатчинсон. Я люблю тайну новых водоемов. Мне нравится не знать их потенциал. Я сейчас ловлю на Рейнбоу, так что некоторые могут сказать, что я изменился. Но знает ли кто-нибудь потенциал Рейнбоу Лейк в будущем? Возвращаясь к теме озера Касьен. Там был еще более сильный элемент неизвестности, чем на Редмайре. На Редмайре был так называемый «большой чешуйчатый карп», которого мы уже обсуждали, и еще один или два предполагаемых монстра. Теперь мы видим, что там были всего две больших рыбы, которых ловили больше, чем один раз. Пинки и еще один, рекород Криса – 38. К тому времени, когда мы попали на Редмайр, мы не знали, что Пинки погиб за сезон до того, как мы начали там ловить. Так что в некотором роде у нас было представление по поводу того, что скрывают воды этого озера. Но Касьен был совсем другим.

Пару раз я рыбачил с Филом Смитом. Он  отправил мне небольшую вырезку из международной прессы, в которой говорилось, что карп весом 32 кг  был пойман на озере во Франции. И я подумал: «Почему бы и нет? Вперед!» Фотографии у меня не было, я ничего не знал об этом месте, но нашел его на карте и поехал

Тим Пейсли. В то время вес 71lb был экстраординарным, не так ли?

Род Хатчинсон. Конечно, и вас одолевали сомнения, поскольку первой мыслью, которая мелькнула у меня в голове, была: «У кого есть весы на 70 фунтов?!». Я был готов к перемене мест и решил отправиться в путь. Дорога была чрезвычайно длинной, и когда мы прибыли на озеро Касьен, оно оказалось несколько больше, чем я ожидал. Но наш подход был крайне простым, поскольку основывался на базисных принципах ловли. Мы очень медленно ехали по верхней дороге вокруг озера, высматривая выворачивающуюся рыбу и, когда замечали такое место, останавливались и облавливали этот спот на следующее утро.

Тим Пейсли. Когда вы туда приехали, Касьен было еще девственным. Но, на мой взгляд, привлекательнее выглядело озеро Радута – водоем необлавливаемый, почти дикий и естественный. Не знаю, понимаешь ли ты, что я здесь имею в виду.

Род Хатчинсон. Да нет же, прекрасно понимаю! Я тоже помышлял о Радуте как об очень заманчивом, диком и «необъезженном» водоеме, но по сравнению с ним Касьен было настоящим раем. Однако это озеро было совершенно неисследованным, и здесь витал тот самый восхитительный дух неизвестности. Пойманный мною там карп весом свыше 58 фунтов был по тем временам очень большой рыбой, и единственным более крупным за все время этой поездки стал великан на 76lb. Я всегда упоминал о нем как о рыбе Макса Коттиса, поскольку он был первым, кто поймал этого карпа, прежде чем он достался Кевину Эллису с весом 76lb, и тогда это было на семь или восемь фунтов больше всего, что приходило из воды. Должен заметить, что я совершенно помешался на Касьене с момента первого визита в июне. Я возвращался на его берега в августе и сентябре, а затем снова приехал в октябре и декабре. Но когда я прибыл туда на следующий год, это было уже совсем другое озеро, что, предполагаю, было отчасти моей виной, поскольку мы создали ему большую рекламу! Там были рыболовы со всего мира. По правде говоря, нельзя ожидать, что ваше красочное описание каких-то мест не привлечет туда массу других рыболовов и сделает их популярными.

Я всегда упоминал об этом крупном касьенском карпе как о рыбе Коттиса, поскольку Макс был первым, кто его поймал.

Тим Пейсли. Свои первые сессии на Касьене ты описываешь в книге Carp Now and Then. А поездка следующего года, вместе с Энни – это та, что описана во второй части Carp Along the Way?

Род Хатчинсон. Да, и эта поездка была совершенно безумной. Палатки рыболовов стояли стеной слишком близко друг от друга. В течение 85-го 86-го озеро стало невероятно популярным. По своему собственному опыту ты знаешь, что время, потраченное на дорогу, способно убить радость всего путешествия, и ввиду такого наплыва народа я начал думать, что Касьен не может быть единственным французским водоемом с рыбой подобного размера. В итоге мы начали присматриваться к озерам в регионе коммуны Сент-Круа, расположенном выше в горах как-раз над Касьеном. Превосходным было озеро Кастийон, поскольку нам нравилась долина реки Лот. Когда вы берете на рыбалку семью, дети тоже любят ловить, а эта речка приносила множество поклевок и была милой, спокойной и девственной. Подобным было озеро Салагу, и хотя в то время оно было очень диким, разбить на его берегу лагерь труда не составляло. Это были нетронутые местечки. Крайне неприятно, когда, имея какой-то свим ранее практически в личном распоряжении, вы уже не можете забросить в него удочки, – это и заставило нас уйти с Касьена и пробовать ловить на иных водоемах самого разного вида.

Тим Пейсли. Я думаю, это то, чего люди, по-прежнему рассматривающие ловлю в этой стране как свою далекую перспективу, не понимают: разница велика, и если вы находите правильный водоем, то можете снова получать удовольствие от уединенной и безмятежной ловли неизвестной рыбы – здесь оживают мечты, словно вы вернулись в начало 80-х.

Род Хатчинсон. Да, вы получаете такой шанс и мысленно его оцениваете – есть ли у данного водоема потенциал взрастить крупную рыбу? Фантастическим было озеро Mere. Первоначально нас пригласили в Бретань, на водоем под названием Lac de Jugon (озеро Жюгон), в котором были пойманы два или три крупных 40-фунтовика. В те времена французских карпятников было немного, но пока мы ловили на Жюгоне несколько человек подходило к нам с рассказом о всех карповых водоемах этого региона, в которых они видели хорошую рыбу. Одним из таких водоемов было озеро Mere. В нем мы обнаружили популяцию действительно достойной рыбы. Самыми маленькими были 20-фунтовики, попадалось множество тридцаток, а в особо удачные дни удавалось взять среднюю или верхнюю сороковку или даже махину весом свыше 50 фунтов. Но истинная прелесть этого водоема состояла в том, что весь он был в вашем распоряжении и вам надо было разобраться с ним самостоятельно – какой применить подход и где находится рыба в разное время года.

Тим Пейсли. Справедливо ли будет сказать, что безотносительно к тому, что в нем водится, ты испытываешь особые чувства к озеру Mere?

Род Хатчинсон. Да, я по-прежнему влюблен в него по сей день. Я разговаривал с парнем на Рейнбоу, который ловил на Mere после того как мы оттуда ушли, и он сказал, что озеро сохраняет былое очарование. Владелец и его семья, с которыми мы подружились, все еще живут на его берегу, и порой мне хочется вернуться туда, чтобы их всех повидать. Но ты идешь дальше, и на все, что хотелось бы сделать, просто не хватает времени, не так ли? Это озеро было выше среднего ввиду хорошего поголовья крупной рыбы, однако сегодня, когда ведущее положение начали занимать коммерческие водоемы, есть сотни озер, в которых плавает рыба подобного размера. Но тогда все, что мы могли сделать, – это купить общебританский отловочный билет и ездить на озера, которые были нам доступны; карпы весом 30-40 фунтов все еще считались крупными, и мы радовались той рыбе, которую удавалось поймать.

Карпы весом 30-40 фунтов все еще считались крупными, и мы радовались той рыбе, которую удавалось поймать.

Тим Пейсли. Можно ли сказать, что со средины 80-х до ранних 90-х ты занимался семейной рыбалкой, но затем наступил момент, когда ты осознал, что упускаешь возможность ловли крупной рыбы и что существуют заманчивые водоемы, на которые с семьей не поедешь?

Род Хатчинсон. Именно так оно и было. Шантекок и Орьен появились на сцене немного позже, а в конце 80-х самая крупная рыба приходила из рек. Исключая озеро Касьен самых крупных карпов приносили реки Йонна и Сена, и мы концентрировались в районе от Монтро до Месси, где несколькими водоемами сейчас владеет Кевин Мэддокс. Это там, где расположен комплекс Dream Lakes и ряд других коммерческих водоемов. Однако в те далекие дни здесь было несколько великолепных гравийников, все еще связанных с Сеной. Мы провели около трех лет, облавливая эти реки и некоторые из прилегающих озер, которые в те времена были общедоступными, хотя на реках было потруднее, поскольку еще действовали запреты на ночную ловлю. На одном из гравийников я снова встретился с Малли (Малли Робертс – Прим. пер.); тогда наряду со мной в одном районе ловили Альберт Ромп, Боб Бейкер и половина ребят с озера Савей. Большинство из нас считали карпа, пойманного Марселем Рувьером в Йоне, мировым рекордом (81lb 3oz), поскольку все мы знали, насколько трудно взвесить столь крупную рыбу. Но когда ты видишь рыбу, которую отнесли на взвешивание в местное почтовое отделение, то веришь, что результат практически точен! Этот карп был пойман всего в полумиле от вод, на которые мы все были тогда нацелены. В тех краях мы ловили добрых три года. Речь идет о периоде, когда Шантекок был новым водоемом, а Орьен еще только создавался. У меня есть карта этой местности конца 80-х, и озера Орьен на ней нет. Люди забывают, как оно все было. Водоемами с крупной рыбой считались озеро Касьен и вышеназванные реки. Коммерческие водоемы были еще делом будущего, а большие водохранилища были новичками на сцене или еще только строились. Мне хотелось попасть на большие водохранилища, однако для семейной поездки они были неудобны, так что, к сожалению, пришлось чем-то поступиться.

Я ощутил особую привязанность к озеру Mere и сохраняю ее до сих пор.

Карп весом 58lb 4oz привел меня в реальный трепет и стал одним из немногих 50-фунтовиков, пойманных в тот год на разных водоемах мира.

 

Тим Пейсли. Полагаю, это переносит нас к концу второй части Carp Along the Way, где описано расхождение ваших путей с Энни, и водоемы, на которых ты ловил с той поры, будут представлены в третьей части этой книги, но недавно ты начал рыбачить на Рейнбоу. Сравнимо ли это озеро с водоемами Редмайр, Савей и Касьен по тому вниманию, которое оно привлекает?

Род Хатчинсон. Эта история началась пять или шесть лет назад на NEC Show, крупнейшей рыболовной выставке, когда я, полагаю, был в какой-то степени на распутье. Мы с Малли продолжали ловить на озере Шантекок, куда перебрались после Орьена, и, честно говоря, дела у нас шли хорошо. Не каждому удавалось поймать здесь 50-фунтовика, а мы их успешно ловили, но как-то я разговорился с Мартином Локком, и он сказал: «Славные деньки на Савей никогда не вернутся. Единственный в мире подобный водоем – это Рейнбоу».

В то время озеро Рейнбоу не было крупным пятном на карповом радаре. Оно особо не рекламировалось и как-то выпадало из поля зрения общества. Мартин продолжил: «Атмосфера там – лучше не бывает; каждый может добиться успеха, а крупной рыбы настолько много, что неизвестно, какая тебе попадется!».

Мартин Локк говорил мне: «Славные деньки на Савей никогда не вернутся. Единственный в мире подобный водоем – это Рейнбоу».

Я подумал, что было бы неплохо на таком озере половить, и, хотя в наши личные планы это тогда не входило, все остальные, похоже, держали его на уме. В то время все делалось, по-видимому, через Пола Ханта, и его туры были распроданы на два года вперед! Мы хотели поехать, но не знали, как это устроить, и, думаю, с такой проблемой встречаются многие желающие половить на Рейнбоу. Честно говоря, пока Мартин не начал его расхваливать, мои знания об этом водоеме исчерпывались полученными из видеоролика Большого Била и Корнуольца Кена (Бил Коттэм и Кен Таунли – Прим. пер.) начала 90-х, когда озеро было впервые зарыблено. В то время крупной рыбы в нем не было, а небольшое поголовье осетров меня вовсе не интересовало. И надо сказать, что на протяжении ряда лет многие люди говорили, что мне там не понравится. Все они, по-видимому, имели разного рода предубеждения и ложные представления о том, что там происходит! Затем в один прекрасный день ты сообщил мне, что не сможешь провести одну из своих недель на Рейнбоу, в результате чего мы с Малли получили шанс увидеть озеро своими глазами и за эту возможность, конечно, ухватились. Не сказал бы, что нам достался свим из самых лучших, но если речь идет о Рейнбоу, вы берете то, что можете получить, и затем просто ловите – так мы и сделали. Сегодня я знаю об озере больше, поскольку побывал во всех его свимах. Та первая поездка пришлась на октябрь, и нам хотелось хоть немного солнышка, но мы замерзали до смерти, и несмотря на это все было настолько восхитительно, что даже не знаю, как выразить. Озеро было вполне похоже на Касьен, но в чем-то его даже превосходило. Точно не припомню, какими были наши ожидания, но мы его просто полюбили. Во-первых, ловить было очень трудно, поскольку условия были довольно необычными, к тому же шел дождь, и сессия началась для меня с падения за борт при установке на лодку мотора! Один неверный шажок, и в результате я был весьма удивлен, насколько же глубоко у берега в том свиме, где мы оказались (свим номер 6)! Та первая поездка была великолепной. В течение трех дней мы не могли уложить на на мат ни одной рыбы, поскольку Рейнбоу реально требует некоторого времени, чтобы к нему приспособиться. После этого мы отработали технику вываживания и дело пошло на лад, однако замечу, что преодоление проблем и делает новые водоемы такими интересными. Никому не хочется терять рыбу. Мартин ловил на Рейнбоу множество крупных карпов, и накануне этой первой поездки я каждый вечер разговаривал с ним по телефону – он и Алан Тейлор оказывали нам большую помощь. Я имею в виду, что вы можете не знать, например, где найти 12-унцевые грузила, и прочие мелочи подобного рода. Затем, по прибытии на озеро, первым, кого мы встретили в клубном домике, был Джордж Чонка, и его мы тоже обо всем расспросили. Когда ты впервые отправляешься на Рейнбоу, ты – новичок независимо от своего реального опыта, и мы это признавали. Ты учишься у парней, которые здесь преуспевают. Джордж показал нам свое снаряжение, и наше от него особо не отличалось. Основное отличие состояло в том, что его буйки были крупными изделиями из полистирола, тогда как мы использовали пластиковые поплавки от шарового клапана, которые в действительности работали очень хорошо. Не знаю, как описать Рейнбоу. Я совершенно влюблен в это озеро. Оно просто восхитительно, и если бы я мог провести там следующую неделю, я бы это непременно сделал. Полагаю, дело еще и в том, что в нем настолько много крупных карпов, что вы не думаете о Рыбе Бригза или Рыбе Кена Додда, либо еще о каком-то ином известном великане, поскольку все здешние обитатели нам незнакомы.

С Малли на Рейнбоу. Когда ты впервые отправляешься на Рейнбоу, ты – новичок и должен учиться у парней, которые здесь преуспевают.

Тим Пейсли. Совершенно верно! Я ездил туда в течение шести лет, и все же не знаю, как выглядят эти несколько рыб, имеющих имена. Во время последней сессии я установил личный рекорд, поймав зеркального карпа весом 67½lb, и хотя этот результат стал для меня очень значимым, то была просто еще одна рыба из Рейнбоу. Я снова поеду туда в конце ноября, и Мартин убеждает меня, что к тому времени в озере, вероятно, будут плавать шесть 80-фунтовиков, хотя, странная вещь, у меня по-прежнему нет амбиций поймать карпа весом 80lb!

Род Хатчинсон. Озеро великолепно. Семья Паскалей, которая управляет водоемом, – приятные люди, и среди рыболовов тоже царят товарищеские отношения. Однако на перспективу надо понять следующее: каждый, кто туда приезжает, должен пройти свою кривую обучения и научиться правильно вываживать рыбу. Я снимаю шляпу перед такими ребятами, как Мартин Локк и Пол Хант, и другими карпятниками, для которых полученное здесь удовольствие было больше справедливой доли в успехе. Единственный вывод, к которому мы пришли, заключался в том, что, если вы можете вываживать рыбу с берега, так и делайте, но если приходится выходить к ней на лодке, то вам просто необходимо сделать все как можно лучше. Мы с Малли не сумели вывести достаточно много рыбы и теперь ждем не дождемся новой поездки, хотя в данный момент не знаем, когда именно она состоится!

Тим Пейсли. Давай немного поговорим о твоем литературном творчестве, ведь ты пишешь, должно быть, уже намного более 40 лет и за это время создал несколько по сути культовых произведений.

Род Хатчинсон. Полагаю, они только считались культовыми, поскольку в то время было так мало людей, пишущих о ловле карпа.

Тим Пейсли. Что ж, я не считаю такую оценку правильной. Статьи о ловле с частицами, которые ты написал, например, для журнала Angling Magazine в ранних 70-х, имели революционный характер и наметили путь вперед, о котором тогда просто никто не знал. В прошлом месяце мы говорили о твоей смеси Redmire Mix, однако она изготовлена из частиц, которые в качестве компонента карповых приманок в то время просто не рассматривались. Хорошо говорить людям, что семена клена ловят карпа, как только ты это сам доказал, но в действительности выбор объекта такого доказательства – это нечто совершенно иное. Никто никогда не ловил карпа на семена клена пока ты не разрекламировал их в качестве карповой приманки.

Род Хатчинсон. Предполагаю, что не ловил, как и на вику или на коноплю. Не думаю, что кто-то когда-либо использовал эти частицы в качестве карповой насадки, хотя конопля была известной приманкой для усача. Но суть в том, что после того как ты доказал работоспособность какой-то приманки и обрел в ней уверенность, ты можешь отправляться в любое место, зная, что она тебя не подведет. Не хочу создавать чрезмерную коммерческую рекламу, но с самого начала мои Monster Crab и Super Fish или Seafoodblend, или Yellow Seed Mix и Chocolate Malt (последнее название было произнесено с большой любовью!) карпов успешно ловили. Куда бы мы ни приезжали с этими приманками, мы добивались успеха. Способы ловли и приманки, которые мы разрабатывали в Англии, хорошо действовали повсеместно. Карп есть карп, и его реакции будут сходными в любом водоеме всего мира. Подброшу здесь парочку небольших историй, которые прежде еще не рассказывал. Первая касается поп-апов, которые, полагаю, я начал использовать раньше всех, но, по правде говоря, поймать на эту насадку мог скорее случайно! На всех нас произвели впечатление забавные результаты Боба Рейнольдса на водоеме Billing Aquadrome – они не могли не удивить. Он поведал публике, что после предварительной прикормочной кампании поймал нескольких карпов на банан. Мне, естественно, захотелось тоже испытать эту насадку, и я обнаружил, что кусочки банана плавают! И я таки поймал парочку карпов на банановые насадки, которые были непроизвольными поп-апами. Позже, когда мне выпал шанс поговорить с Бобом, я узнал, что его рассказ о банане был лишь «дымовой завесой», на сам же этот плод он в жизни никогда не ловил! Идем дальше. Не хочу, чтобы подумали, будто я похваляюсь обширностью своих знакомств, но много лет назад я ловил зимой на водоеме Longfield с Питером Спрингейтом и Роббо (Джон Робинсон – Прим. пер.) из моего городка. Ни у кого ничего не происходило, у меня же были две потрясные поклевки, явно карповые, но обе рыбы сошли. Я тогда ловил на миндаль, и особенность этой насадки была в том, что она вращалась на волосе, как пропеллер. Мы все были разочарованы этими потерями, и Пит посоветовал мне использовать в качестве волоса тонкую медную проволочку, чтобы предотвратить это вращение. Итак, я начал применять проволочный волос для миндальной насадки, и оказалось, что он прекрасно подходит и для конопли! Благодаря совету Пита я теперь использую медную проволочку в очень многих своих оснастках для ловли на червей, опарышей и семена. Множество людей об этой оснастке, вероятно, не слышали, но она в точности такая, как подсказал мне Пит Спрингейт свыше 30 лет назад! Я не публиковал эту историю в печати не по соображениям секретности, а просто потому, что порой забываешь о некоторых вещах до того момента, пока они вдруг не всплывут в памяти, как сейчас.

Тим Пейсли. Продолжим тему писательства. Мы с тобой условно озаглавили это интервью «Сегодня и тогда», поскольку так называлась книга, которую ты опубликовал в 1988-м, в год первого выпуска журнала Carpworld. До недавнего творческого всплеска в виде трех книг за три года ты писал менее регулярно, чем в 80-е, однако период с конца 80-х до начала 90-х, когда ты издавал свой ежегодный каталог Carpscene, должно быть, стал для тебя весьма продуктивным.

Род Хатчинсон. Это были продуктивные годы, но в то же время я чувствовал, что писалось мне тяжелее, чем когда-либо в жизни. Я такой писатель, который склонен творить тогда, когда реально есть, о чем сказать, когда – если хотите – ко мне приходит вдохновение, но в тот период я был просто вынужден находить какую-то тему! Я старался делать журнал с органично связанными статьями и для этого привлекал других авторов, в том числе тебя, Фрэнка Уорвика и других людей, которые написали для меня всего по одной статье в течение того времени. Но половина Carpscene была в форме каталога, и я должен был заниматься каждой мелочью – делать описания снаряжения и приманок, резать, вставлять, своевременно отправлять материал типографам… Честно признаться, эта работа меня изнуряла и, думаю, надолго отвлекла от написания книг. Carpscene отнял у меня больше сил, чем любая из моих книг.


Carpscene – ежегодный каталог Рода, который издавался с конца 80-х до начала 90-х

 

Тим Пейсли. Меня как писателя всегда интригует, как другие люди приступают к этому занятию. Как ты начинаешь работу? Можешь ли ты сразу взяться за перо при появлении некой идеи, или сначала она должна полностью вызреть у тебя в голове, чтобы затем буквально вырваться наружу? Меня интригует и то, что из всех сегодняшних авторов журналов Carpworld и Crafty Carper, думается, ты единственный, кто все свои материалы пишет по-прежнему от руки!

Род Хатчинсон. Я никогда не мог примириться с машинной техникой и ненавижу крайние сроки сдачи работы! Если взять книги The Carp Strikes Back и Carp Now and Then, я полагаю, что вторая часть Now and Then столь же хороша, как всё, что я написал в Carp Strikes Back, хотя другие люди могут так не считать. Но в то время были вещи, которым я обучался, и мне хотелось передать эти знания другим. До старта озера Савей вся карповая сцена была невероятно таинственной и лживой, однако именно тогда все стало выходить на свет божий, поскольку там собралось очень много хороших карпятников, которые делились своими секретами, и, таким образом, они становились общеизвестными.

 

Тим Пейсли. Был короткий период, совпадающий с выходом на сцену озера Савей, когда была опубликована твоя первая книга, как и творение Кевина Нэша Carp Fever, а также появилось общество Carp Society с журналом Carp Fisher – все это в 1980 и 1981 годах. Я считаю, это определенно было началом развития бурного интереса к карпфишингу.

 

Род Хатчинсон. Полагаю, так оно и было. Я думаю, что книга Кевина, вероятно, расколола больше орешков, чем моя (Carp Book), но, приступая к работе над The Carp Strikes Back, я был способен сказать уже гораздо больше, хотя по-прежнему стал бы писать только о тех идеях, которые считал своими. Я всегда с неохотой выдаю чужие секреты!  Дело в том, что, когда у меня есть, о чем сказать, я пишу с большим удовольствием. Ты знаешь, что я не люблю перечитывать свои творения более двух раз. Мне нравится что-то написать, затем разок пройтись по тексту и, возможно, сделать отдельные изменения или дополнения, но в Carp Now and Then есть несколько глав, которые я все еще могу перечитывать с довольной улыбкой, что, полагаю, показывает, насколько тщательно я обдумывал этот материал. На мой взгляд, описание фактажа относительно приманок и снаряжения немного похоже на составление учебников и напоминает о школьных годах. Когда ты раскрываешь что-то новое и раздвигаешь границы познания, это может быть очень увлекательно, ведь ты повышаешь и собственное образование. В свое время я мог работать в такой писательской манере, но сейчас дело доходит до анекдотов. Если меня самого материал не забавляет или не вызывает моего интереса, писать я уже не могу! Но знаешь, оглядываясь в прошлое, ты просто должен время от времени испытывать некоторую гордость в отношении чего-то сделанного. Взгляни на Redmire Mix, о котором мы говорили ранее. Я создал его 40 лет назад, но он по-прежнему работает, куда бы мы его ни брали, и я думаю, что все больше и больше людей оценивают его достоинства – это мне очень нравится.

 

Тим Пейсли. Когда мы в прошлом выпуске говорили о твоей работе с частицами на Редмайре, ты сделал одно очень тонкое замечание. Ты всегда экспериментировал, поскольку не мог поверить, что сорвешь джек-пот с первого раза, на исходном составе смеси, и чувствовал, что должно быть что-то получше. Это важнейший принцип для всех карпятников, не так ли?

 

Род Хатчинсон. Обязательно должно быть что-то лучшее! И ты продолжаешь его искать, не обращая внимания на уже достигнутое. Для меня как владельца компании по производству приманок это было самой страшной проблемой, особенно после того как я разработал шесть первых приманок. В их создание было вложено так много исследований и труда, что было крайне тяжело найти что-то лучшее. Ингредиенты с годами усовершенствовались, а концепции, общее строение приманок и вводимые в них аттрактанты не изменились. Я по-прежнему успешно ловлю карпов на приманки, которыми пользовался 30 лет назад. И применяемые оснастки на это особо не повлияли.

 

Тим Пейсли. Мы могли бы продолжать этот разговор бесконечно, но приходится его прервать, и в заключение я задам пару последних вопросов относительно твоих фаворитов. Какая твоя самая любимая книга?

 

Род Хатчинсон. Из моих собственных?! Ну что ж, люди не поверят, но своих собственных книг я не читаю! К моменту выхода книги ты прочел ее уже так много раз, что свежесть написанного утрачивается. Кончается тем, что ты оказываешься от этой книги на некоем отдалении и реально не знаешь, насколько она хороша или нехороша. Каждую из своих книг я старался написать как можно лучше, но, вероятно, это зависит от вдохновения, которое ты испытывал в то или иное время. Carp Strikes Back – здесь в самом центре внимания озеро Савей. Эта книга не могла не получиться хорошей. Carp Now and Then включала описания ловли на Касьене и других водоемах Франции в те времена, когда люди еще не начали покупать там озера. Это были два великолепных всплеска творческого вдохновения. А сейчас…? Мне опять хочется писать – не надо на сей счет заблуждаться – и я буду это делать. Озеро Рейнбоу снова дало мне превосходный импульс, но я все еще чувствую себя там новичком и хотел бы немного продвинуться, прежде чем взяться за перо и отдать ему должное. Я вдохновлен, как всегда, однако больше не хочу ловить в Англии именованную рыбу или стоять в очереди за свимами, к тому же не люблю толкать перед собой тележку!

 

Тим Пейсли. В интервью 30-летней давности ты сказал, что твоей любимой рыбой станет следующая пойманная. Ты и сейчас так считаешь, или у тебя все же есть какая-то самая любимая рыба либо поимка, которая выделяется на фоне всех других?

 

Род Хатчинсон. Их тысячи, Тим, буквально тысячи. Полагаю, особенной была поимка первого 50-фунтовика из, кажется, трех взятых за тот сезон. Запомнилось то, что подсак с этим карпом, весившим 58 фунтов, я был просто не в состоянии поднять из воды. Затем более недавний случай: во время последней сессии на Рейнбоу, ночью в четверг, как раз перед твоим приездом, в течение получаса я поймал чешуйчатого карпа весом 47 фунтов и зеркального на 48 фунтов (знаю, что по меркам завсегдатаев озера это вовсе не монстры). Вернулся в кровать, но заснуть уже не мог, поэтому пошел к Малли, пошлепал его по щекам, чтобы разбудить, и спросил: «Скажи мне правду: я умер и уже на небесах?». Это был памятный момент незабываемой сессии в чудесном месте – возвращаться домой мне не хотелось!

 

Тим Пейсли. На самом деле не может быть ничего лучше этого, не так ли? Спасибо за беседу, Род, хотя мы лишь едва коснулись поверхности твоей выдающейся карьеры в карпфишинге. Даст бог, мы снова поговорим через год или два, когда ты проведешь больше времени на Рейнбоу и насладишься вновь обретенным вдохновением.

 

«Это был памятный момент незабываемой сессии в чудесном месте – возвращаться домой мне не хотелось!»

Перевел Георгий Козлов специально для carpfishing-media.com

comments powered by HyperComments