Интервью

«Соседей можно обловить маркером»: интервью с Николаем Григоращенко

Николай Григоращенко, известный как «Коля МАК», — один из наиболее опытных карпятников-спортсменов Украины. В этом году в составе сборной Украины он стал чемпионом мира, при этом в двойке с Михаилом Старчуком завоевав второе место в личном зачете и взяв «биг фиш» чемпионата. 

Анастасия Афанасьева. После прошедшего чемпионата мира в Сербии вы получили прозвище «Коля Маг». :) Именно ваша двойка поймала ту историческую “пятнашку”, которая повлияла на итоговый результат и стала «биг фишем» чемпионата. Расскажите о поимке этой рыбы – везение это было или же результат целенаправленной тактики?

Николай Григоращенко. Каждый может интерпретировать по-своему. Однако на самом деле это было тактически выстроено. Конечно, не было известно заранее, что клюнет рыба такого размера. Но изначально планировалось поймать рыбу сразу. Поймать в тишине, с точек, о которых мы заранее знали: там она может клюнуть.  Это всё отрабатывалось на тренировках. Как только мы зашли в сектор, наши запасные уже готовили для нас точки ловли. У нас были карты, которые мы подготовили на тренировках. Мне Сережа Кишик принес карту – я выбрал на ней точки и попросил, чтобы мне дали дистанции и глубины.

По карте я выбрал плато и тому подобное – мы знали, что на этих участках могут быть поклевки. На тренировке мы определили, что именно там она клевала чаще.

Мы не афишировали, но на самом деле мы поймали очень много рыб на тренировке.

А.А. Так, а где же она всё-таки клевала? Рыбы было очень мало. В чем была особенность этого водоема?

Н.Г. Мы заметили, что рыба клевала на возвышенностях, а не на глубинах – на каких-то плато, на каких-то горбиках. Вот мы в первую очередь их и искали. Мы искали не углубления, как обычно ищут, а именно возвышенности.

А.А. А с чем это связано – с погодой,  временем года или это особенности водоема?

Н.Г. Я думаю, что это особенности водоема, хотя рыба и так больше всего кормится на каких-то плато. Но в данном случае, наверное, это обусловлено тем, что в целом по водоему присутствуют большие глубины. В моем секторе была глубина 10 метров, и вот небольшая возвышенность, всего 20-30 см – это была дальняя точка. С правой стороны у меня глубина уже на дистанции 18 м была около 7 м. А с левой стороны такая же глубина обнаруживалась на дистанции метров 30.

А.А. То есть это был глубокий сектор и особенностью рельефа являлась возвышенность.

Н.Г. Да. И я выбрал на карте три точки. Пока мы готовились к старту, запасные подготовили нужную информацию о выбранных точках, включая дистанцию ловли. Так что мы сразу заклипсовали удилища и забросили. И вот с одной из точек произошла быстрая поклевка.   На самом деле было 2 поклевки в первый же час. Еще одна — с ближней точки, но рыба не засеклась. Сработало вот это «по тишине», тем  более у нас других шансов и не было – мы стояли в самом-самом центре нашей линии. По обе стороны от нас было очень много команд. Если бы мы не смогли взять рыбу «в тишине», то дальше было бы вообще очень сложно.  

А.А. Расскажите о вываживании этой знаменательной «пятнашки» – 40 минут разворачивалась эта драма.  В чем были особенности вываживания?

Н.Г. Так как рыба крупная, полудикая – она была очень сильной. Дистанция ловли  небольшая – поклевка произошла с 90 м. Кроме того, там много водорослей: трава простиралась с 30 м и до 18 м, очень высокая — 5-6 м высотой. Рыба пошла в траву, и Миша ничего не мог с ней сделать. Я видел, что он не может даже катушку прокрутить – она давит очень сильно и идет вправо. Она зашла в траву, там он смог ее немножко подтянуть, а потом всё, она стала мертво. Тянуть такую рыбу даже с 20 м вдоль травы нереально. Такое ощущение, что она просто не шевелилась. Какой шанс у нас был? То есть мы понимали, что шанс был только ее подержать, попробовать дождаться, чтобы она вышла. Поставили удилище. Я взял, попробовал – не получилось. Дальше Миша занимался другими вещами, а я этой рыбой. Каждые 10 минут пробовал поднимать. Я чувствовал, что там все-таки что-то есть. Один раз, когда вроде бы она уже немножко пошла – ну непонятно, что – рыба пошла или нет, просто само собой грузило пошло по траве… Так вот, метров 10 я протянул, и когда назад отпускал, то почувствовал, что меня потянуло что-то сильное. Я понял, что рыба все-таки там есть. После этого еще пару раз ставил удилище на род-под, и видел, что леска натягивалась – нет резких движений, но натягивает-натягивает. А там нет такого течения, чтобы оно могло натягивать. Понятно, что кто-то там был. И в один прекрасный момент я всё-таки почувствовал, что рыба двинулась. Дальше уже было дело техники.

А.А.  То есть просто упорно ждали, когда она двинется и выйдет из травы сама?

Н.Г. Да. Пробовали вытянуть – не получалось, тогда опять ставили удилище на род-под. И так раза три-четыре. Я уже не помню, сколько раз, но это длилось где-то в районе часа, минут 40 ребята говорят. Ну, мы не засекали. Миша, мой напарник, потом сказал, что он очень переживал. А я как-то не очень. Я не переживал не потому, что знал, что ее вытяну, а как-то – только старт и нервничать было нечего, впереди еще трое суток. Спокойно просто делали свою работу и всё.

А.А. Если бы знали заранее, что это за рыба и каково ее значение, то, наверное, эмоции были бы другими…

Н.Г. Да, наверное, нервничали бы, конечно, согласен.

А.А. Эта рыба историческая, действительно. Абсолютно поразительно. Причем со старта. Все действия были налажены заранее или допускались исследования и эксперименты?

Н.Г. Мы выработали тактику, определились с кормом, у нас была карта, мы оговорили все дальнейшие действия со старта. Мы позаботились о том, что основной состав в последний день был отдельно от всей команды. Нам сняли домик на 6 человек. Мы вечером еще посидели,  всё обговорили окончательно уже. Все были нормально настроены, спокойны, все знали, что делать. Когда ты знаешь, что делать, то нет нервозности. Есть, конечно, нормальный мандраж стартовый, но это всё в пределах нормы.

А.А. В общем, везение здесь было только в том, что именно эта рыба находилась в данный момент в данном секторе. А всё остальное к везению не имеет отношения совершенно никакого.

Н.Г.  Да, мы могли бы эту рыбу просто спугнуть, если бы начали сразу маркериться, или сразу кормиться, или просто не туда положили оснастку. Не было бы у меня карты – я не положил бы туда, именно в этот угол правый. Ну почему бы я кидал среднее удилище в правый угол? Я бы не кидал туда. А так как я видел на карте, что вот там интересное место – я туда положил оснастку.

Награждение, чемпионат мира 2018. Двойка Григоращенко-Старчук — второе место в личном зачете

А.А. Вы участвуете в соревнованиях уже очень давно. Чем спортивный карпфишинг начала 2000-х гг. отличается от современного?

Н.Г. Очень сильно отличается. Сейчас действительно это превратилось в настоящий спорт. Сейчас те, кто физически, морально и технически недостаточно готовы, уже не могут хорошо выступить. Раньше человек мог еще сражаться на каком-то среднем уровне. Сейчас действительно уже нужна  подготовка. Команды очень сильные, люди тренируются, готовятся, занимаются физически.

А раньше соревнования больше проходили в виде фестивалей. Рыбы было мало. Но и атмосфера была более дружелюбной. Люди могли ходить просто по берегу, общаться. Хотя были команды и в те времена, которые ставили перед собой цели именно спортивные. Не скажу, что все были такими, но очень многие приезжали просто отдохнуть. Возможно, из-за того, что  техническое оснащение и сама рыбалка были намного дешевле, команд было значительно больше. А, может, потому что было меньше соревнований. У нас было 4 турнира – 4 этапа чемпионата Украины. Мы их ждали целый год. Все готовились к этому, то есть это было как праздник.

А.А. А коммерческих турниров не было?

Н.Г. Не было. Коммерческие появились уже где-то с 2005 или 2006 года. И опять же – было всего несколько таких турниров.

А.А. Спортивных водоемов тоже было меньше?

Н.Г. Спортивных водоемов было очень мало. Водоемы были какие-то, но их нельзя назвать спортивными в полном понимании. Просто в них была какая-то рыба. Настоящий спортивный водоем был Барабой, где рыбу конкретно запускали под соревнования, какие-то трофеи покупали. И еще небольшой водоемчик, я там участвовал в соревнованиях, – недалеко ото Львова, Миклашев.

А.А. А Каменка? Или Каменка это позже уже?

Н.Г. Каменка как спортивный водоем появилась уже в 2007 г., когда там провели первый чемпионат Украины. Я помню эти соревнования. Рыбы ловилось очень много, но большая ее часть была незачетной. Это была ловля на выносливость. Уезжали все 4 удилища одновременно – и все незачеты. Каждое утро я ловил по 2 штуки зачетных 1кг 600 г. Всё остальное время рыба клевала непрерывно, потому что рыбы было очень много там, и она вся была в районе 1 кг 300 г – 1 кг 400 г. Я помню, как просто сидел и молился, чтобы рыба не клевала.

А.А. То есть в те годы это был Барабой, по сути, и всё?

Н.Г. Были водоемы, но они не были чисто спортивными. Был и Круглик – мы соревновались там, чемпионат Украины проходил. Просто выбирали водоемы, где есть рыба. Были на Западной Украине – в Берегово мы ездили; в Центральной Украине – Благодатное. Просто там была рыба, и что-то можно было поймать.

А.А. Каким вы видите будущее спортивного карпфишинга в нашей стране? Будет ли он развиваться или всё дальше сужаться в некую элитарность?

Н.Г. Может быть, и да. В то же время сейчас очень большой подъем в Украине идет не только за счет того, что Украина дважды чемпион мира. Но и в связи с тем, что в 2020 году будет проходить чемпионат мира в Украине. Я думаю, что следующий год в Украине будет вообще очень насыщенным. Наверное, чемпионат Украины будет сложнее выиграть, чем чемпионат мира. Очень много собирается сильных клубов, я думаю, что около 10-ти клубов будет участвовать.

А.А. Вы будете выступать за клуб «Кричевичи»?

Н.Г. Да.

А.А. А кого вы видите как самого сильного соперника?

Н.Г. Мне сложно сказать конкретно, кто это будет, потому что всё так относительно. Есть команды, которые часто выступают на Прилбычах, а чемпионат мира 2020 года будет проходить именно на Прилбычах. Естественно, что эти команды имеют какое-то преимущество. Это ЛКК – они будут выставлять два клуба,  Trinity, Волынский Карповый Клуб. Они часто выступают на водоеме. Нельзя сбрасывать со счетов и тот же Одесский Клуб – один или два они будут выставлять, и тот же Киевский Клуб, который в этом году преподнес такой сюрприз – никто на них не ставил ставки, а они выступили очень достойно, те же харьковчане, ЖКК.

Я думаю, что очень многие соберутся, потому что есть большой шанс участвовать в чемпионате мира у нас в Украине. И есть шанс выиграть, потому что все-таки домашний водоем есть домашний водоем. У тебя есть больше возможностей тренироваться на нем. Шанс очень большой, и я думаю, многие будут пытаться им воспользоваться. И будут вкладывать туда, естественно, и время, и деньги и т.д., чтобы достичь результата. Поэтому чемпионат будет очень интересным.

А.А. За исключением чемпионата мира, какие еще были самые яркие спортивные турниры за все годы?

Н.Г. Я к каждому турниру отношусь очень по-спортивному. Я не люблю просто рыбачить. На обычные рыбалки я вообще не езжу. Хотя я вырос на берегу большого озера, и с детства ходил на рыбалку сам. Но вот сейчас не могу просто, мне не хватает самого процесса соревнования, начиная от жеребьевки и заканчивая финишными минутами.

Запоминающиеся за эти годы – это первый чемпионат Украины, который мы выиграли — в 2008 г. Очень был запоминающийся, там такая нервотрепка была, что я до сих пор помню все эти моменты. Напарник на финише уже просто упал на колени и молился, чтобы это всё закончилось. Участвовало там 50 команд, что ли, все сильные, и в любой момент могло всё поменяться. Ловили мы неплохо, но соперники на финише начали почему-то сильно ловить тоже. Это происходило на Каменке, там рыбы очень много было. Мы практически трое суток не спали, потому что ловили в основном ночью, и уже были просто на пределе физических и моральных возможностей.

Естественно, очень хорошо помню свой первый турнир, на котором мы заняли призовое место. Это было как раз на львовском этом водоеме – третье место. Это первый мой кубок в 2006 г. Начал я с 2003 г., а свой первый кубок выиграл в 2006 г. Всё это время я пытался учиться. Вот тогда я ездил на турниры для того, чтобы ловить рядом с сильными соперниками, чтобы посмотреть, как они ловят – то же Скорик, Витя Свинцов — команда «Фишка». Я очень многому у них научился еще с тех времен. Я наблюдал – мне было просто интересно, как они умудряются ловить, причем тем же самым одинаковым комплектом. Они ловят, а другие не ловят. Почему так? Независимо от того, где они стоят. Я понимал, что корм практически одинаковый у всех, ничего у них такого нет, но почему они ловят?

Я обратил внимание, что Скорик в первую очередь выигрывал за счет маркирования. Он очень хорошо маркерился. Когда-то он был моим соседом на Барабое. Он маркерился очень долго, больше часа и очень близко – метрах на 30. И вечером взял с этой точки крупную рыбу.  

Что касается Вити , то еще в те времена он кормил мелким пеллетсом и ставил мелкие насадки. Мы же считали насадки 10 мм фидерными и ловили на большие вареные бойлы, десятки никто не применял – самой маленькой насадкой был 14-15 мм бойл.

Еще запоминающийся турнир был — это когда в первый раз пригласили в 2009 г. на кубок чемпионов на Шумбар. Тогда там участвовали только по приглашению. И тогда из сильнейших клубов участвовал в этом турнире с очень большим призовым фондом, при том, что мы первые 1,5 суток шли на первом месте. Очень тоже было сложно, еще опыта было мало, трудно с такими участниками. К сожалению, мы его не выиграли, но адреналина получили очень много.

Коммерческий чемпионат мира в Америке тоже очень интересный. Со Скориком в 2011 г. Мы поймали очень много – 50 рыб. Было 65 команд, кажется, и мы вытащили жеребьевку предпоследними. А там особенность жеребьевки в том, что они тянут два номера и сбрасывают тот,  который кажется неудачным. Так что к концу осталось только самое-самое-самое плохое. Но, тем не менее, мы заняли 12 место среди 65 команд и ловили довольно неплохо.

Это было на реке Сент-Лоуренс – громаднейшая река с сумасшедшим течением, там ходят океанские лайнеры по ней. Весь турнир проходил на очень большой протяженности – 40 км. Несколько городов захватывал. Мы попали в залив. Тот залив почему-то никто не хотел брать, но у нас-то выхода уже не было. Течения в заливе не наблюдалось. Мы сидели как бы на водоеме со стоячей водой. Она, естественно, не стоячая, там речушка идет возле моста. А недалеко трасса, по которой постоянно гоняли машины. Мы стояли в лесу: очень красиво, птички поют, никого не видим, никто нас не видит. И с одной, и с другой стороны соседи стояли в нескольких километрах от нас. И мы только слышали, как пароходы где-то «у-у!» кричат.

А.А. Да, то есть это турнир на настоящей дикой реке – это, конечно, мечта.

Н.Г. Там очень большое количество карпа просто, громадное количество. Ну, 50 диких карпов поймать – это…

А.А. Тактика ловли крупной рыбы на соревнованиях. Если с селекцией крупной рыбы с помощью фракции корма всё понятно, то как селекционировать, например, в случаях, когда все кормят только бойлами со старта и до финиша?

Н.Г. Мне на этот вопрос очень тяжело ответить, потому что я на бойлы мало турниров ловил. Вот не сильно мне нравится… Я один раз поставил себе цель поучаствовать в турнире по крупным рыбам, накатал сам лично бойлов, всё выдержал. Очень тяжело было поменять тактику и ловить одними бойлами.  Мы заняли там третье место, но я сказал, что это не мое. Может, из-за того, что я не совсем понимаю эту тактику ловли, она меня склоняет к случайности. Сейчас я наблюдаю за командами, которые так ловят – конечно, есть люди, которые понимают что-то, особенно румыны. Они очень хорошо владеют этой тактикой. Мне кажется, крупная рыба клюет именно за счет того, что корма мало. Рыба боится большого количества корма, и именно за счет того, что они разбрасывают как-то вот его небольшими порциями, им удается селекционировать. Румыны много не кормят, они кормят, когда действительно рыба уже стоит в точке. Они могут просидеть сутки, у них не будет ни одной поклевки и они ни одного бойла не забросят. Я думаю, что всё-таки там, где много корма – там рыбы крупной мало. Не считая, конечно, водоемов, где очень большая плотность рыбы.

А.А. Да, мне тоже так кажется, я давно заметила, что большое количество корма отпугивает крупную рыбу. Но вопрос, например, с нашими спортивными водоемами, где рыба ходит огромными стадами: если будешь кормить мало – не будешь ловить скорее всего вообще ничего.

Н.Г. Тут уже есть тактика кормить точечно и ловить далеко за кормом. Хотя на той же Марьевке мы пытались селекционировать именно фракцией. У нас получилось. Но это было всего лишь один раз, потому я не могу сделать выводы однозначные, что вот так надо там делать. Мы участвовали в турнире Кубок «УДАЧИ». Мы хотя и шли на первом месте, но не ставили задачи выиграть, и потому мы меняли тактику очень кардинально. Последние сутки мы захотели поймать крупную рыбу. И мы реально начали кормить одними бойлами. В ту точку, где кормили смесями разными, мы высыпали ведро вареных бойлов. И мы поймали две 20-тки.

А.А. А ловили за кормом?

Н.Г. Нет, ловили, как обычно, где-то в 5 м за кормом. Ну, естественно, не в самом корме, не в самом пятне. Немножко дальше корма,  до 5 м. Я считаю, 5 м – это недалеко.

А.А. А если речь о традиционном турнире на общий вес, то здесь мало корма уже неуместно… Что первично в успешном выступлении на таком турнире – тактическая, или техническая и физическая подготовка? Или и то, и другое?

Н.Г. На таких водоемах, как Марьевка и Кричевичи, где все сектора на водоеме относительно равнозначны, очень большое значение имеет  физическая и техническая подготовка. На Марьевке и на Кричевичах я работал на пределе физических возможностей. И в двух командах мы меняли людей, потому что реально очень тяжело. То есть максимально использовали физические данные человека, потом меняли его для того, чтобы держаться на уровне.

А.А. Это в связи с дальностью заброса или количеством корма?

Н.Г. И то, и другое. Допустим, на Марьевке наша двойка не кормила далеко — был очень сильный ветер, кормили всего лишь 100 м. Но из-за ветра даже на такой дистанции нам было сложно кормить.

Естественно, что техническое оснащение. При таких ветрах и дальности заброса, если ты не владеешь удилищами, которые могут далеко бросить, не достигнешь результата.  То есть техника заброса такими удилищами совсем другая. Если человек кидает мягкими удилищами в пределах 130 м, а ему надо кинуть на 150 м жестким удилищем, то у него не сразу это получится. Ему надо привыкать. Это совсем разные движения, мышцы другие работают. Человек, который может мягким удилищем далеко кидать, жестким может бросить ближе, чем мягким. А другой человек жестким кинет чуть ли не в 2 раза дальше.

Это то, о чем я говорил в начале – это спорт, и тут уже имеет значение всё, особенно сейчас.

А.А. Так что же, на спортивных водоемах  Украины всё сводится к физической подготовке и дальности?

Н.Г. Нет, не только дальность. Это и работа с маркером, и умение читать водоем. В общем, комплекс. Например, наша с Мишей двойка. Мы можем работать на дистанции 120 м, ну, 130 м – это уже потолок. Хотя мы все равно стараемся увеличить дальность.

А.А. Тогда вопрос: например, на той же Марьевке или на Кричевичах. Как обловить соседей, которые ловят на дистанции 140 м, а вы ловите ближе? Качеством корма, тактикой?

Н.Г. А я не обращаю на это внимания. Нет, маркером. Маркером можно обловить.

А.А. А на Марьевке маркером тоже? Просто там не особо выраженный рельеф. Или все-таки стоит искать?

Н.Г. Везде надо искать. Я должен туда кинуть маркер. Я не могу ловить просто так. Я должен понимать, что там на дне лежит. Я должен понимать картинку дна, как оно там происходит, где эта рыба может быть и т.д. Мне так проще.

Марьевка тоже очень нестандартная тарелка. Там много чего интересного есть. А как мы на чемпионате, стоя в 27 секторе, где у нас слева стояли одесситы, которые со старта начали ловить со 160 м, а справа киевляне, которые тоже кидали за горизонт – 130-140 м, не меньше… А мы ловили на 100 м. И, тем не менее, мы их обыграли. Мы понимали, что мы с ними не поборемся, и потому нашли бровку на 90-95 м и ловили с этой бровки.

Там даже лучшие места есть – противоположная сторона от домиков там вообще очень интересная.

А.А. Вот это будет пища к размышлению для команд, которые планируют участвовать в соревнованиях на Марьевке и хотят покупать дальнобойные удилища, а теперь, наверное, задумаются о покупке хорошего маркера. :)

Какие спортивные цели перед собой ставите на будущее?

Н.Г. Сейчас главное – это подготовка к чемпионату мира в Африке. Естественно, будем готовиться к чемпионату Украины 2019 года.

А.А. Финальный вопрос – что такое счастье? :)

Н.Г. Это финальный выстрел, после которого ты понимаешь, что ты чемпион мира. И ты к этому шел 15-16 лет. Наверное, это и есть счастье.

Николай Григоращенко и Анастасия Афанасьева специально для carpfishing-media.com

Использование материалов сайта без разрешения редакции запрещено

comments powered by HyperComments